Андрей Бунич: От стратегии «Купите наш газ!» пора переходить к «Газ самим нужен, а вам — что останется!»

Андрей Бунич: От стратегии «Купите наш газ!» пора переходить к «Газ самим нужен, а вам — что останется!»

Агентство Bloomberg заявило о том, что энергетический мост между Россией и Европой, выстраивавшийся десятилетиями, смог преодолеть «самые холодные эпизоды холодной войны, распад Советского Союза и либерализацию европейского энергетического рынка». И подкрепляет это умозаключение высказыванием премьер-министра федеральной земли Саксония Михаэля Кречмера, который считает, что остаться без российского газа навсегда было бы «исторически невежественным и геополитически неправильным».

Что ж, экономика Германии была завязана на российском газе сильнее, чем остальные страны, вместе взятые. И заоблачные цены на голубое топливо вкупе с антироссийскими санкциями долбанули по ней так, что у немецких производителей искры из глаз летят. «Сейчас Берлин платит 140 евро за мегаватт-час за импорт газа, что примерно в семь раз больше, чем в среднем с 2010 по 2020 год», — подчёркивает Bloomberg.

И обращает внимание на то, что властям ФРГ приходится тратить миллиарды на субсидии, чтобы успокоить своих потребителей и компании. И, конечно же, Берлину было бы куда спокойнее, если бы проблемы с поставками российского газа развеялись, как страшный сон. Ну а Bloomberg — агентство авторитетное, и если оно о чём-то заявляет, значит, уловило соответствующие сигналы с политического олимпа.

Так что будем исходить из того, что европейцы, или, по крайней мере, немцы, действительно готовы перестать маяться дурью, пардон, отстаивать «демократические идеалы», и вернуться к полномасштабному сотрудничеству с Газпромом. И что?

Простим и примем в распростёртые объятья, как примерная домохозяйка пускает домой загулявшего муженька-забулдыгу? Или же самое время начать диктовать свои условия?

Экономист Андрей Бунич считает, что задаваться этим вопросом пока преждевременно.

— Это какие — то политические игры со стороны Bloomberg. Возможно, это специальный вброс, адресованный российскому руководству, чтобы склонить с неким уступкам. Показать, что у Запада для России есть не только кнут, но и пряник. Дескать, мы готовы вас снова на газовый рынок пустить, но вы уж будьте посговорчивее. Потому как трудно представить, что в ближайшее время какие-то действия в этом направлении реально возможны.

Непонятно даже, как это технически сделать в условиях, когда вырублены три нитки «Северного потока». Для того, чтобы пустить российский газ на европейский рынок, при самом лучшем раскладе сначала их нужно починить. А пока непонятно даже, кто будет это все восстанавливать и платить за восстановление. Это принципиально важные вопросы, но они пока даже не обсуждаются. Так что пока комментировать заявление Bloomberg преждевременно.

Эксперт полагает, что условия возвращения России на европейский газовый рынок будут зависеть от дальнейшей геополитической ситуации: всё сложится по итогам СВО. Если позиции у России будут крепкие, то и условия будут соответствующие.

— Прогнозировать что-то сейчас — все равно что гадать на кофейной гуще. Нужно смотреть: какой будет расклад сил, каким будет сценарий урегулирования ситуации на Украине, и только тогда можно будет делать какие-то прогнозы, касающиеся переговоров по возобновлению поставок газа.

«Северные потоки» Россия строила практически за свой счет, европейцы туда вкладывали мало. Этот проект конкретно выгоден Германии, и она была бы рада, если бы потоки вновь заработали.

Однако, даже если их восстановить, то американцы не позволят просто так взять и возобновить поставки. Не для того они все затеяли, чтобы так просто отступить. Ведь и антироссийские санкции, и диверсии на «Северных потоках» задумывались для того, чтобы поменять структуру поставщиков. В частности, увеличить роль североамериканских компаний-производителей.

«СП»: — А в будущем России стоит соглашаться на условия, которые ей диктует Запад?

— Свет клином на поставках газа в Европу не сошелся. Будут брать — отлично, не будут — не надо. Подход должен быть совершенно другой.

На мировом рынке покупателей не упрашивают: возьмите пожалуйста у нас, это вам будет очень выгодно, мы все для вас сделаем, лишь бы вы только у нас купили, даже газопровод сами построим. А они в ответ еще недовольную мину состраивают. А надо так: у нас есть газ. Если он вам нужен, то наши условия такие-то. Хотите — соглашайтесь хотите — нет. Вот такая должна быть позиция.

«СП»: — А если не захотят?

— Это их дело. А нам нужно планировать развитие собственной экономики и жить своей жизнью. Экспорт не должен быть на первом месте. В эйфории от перспектив международного сотрудничества мы потеряли ориентиры. Решили, что наша первейшая задача — это поставлять энергоресурсы в Европу. А на самом деле мы должны развивать свою собственную промышленность, использовать дешевый газ для того, чтобы создавать конкурентоспособные предприятия в тех отраслях, где их не хватает. Нужно развивать переработку газа. А дальше смотреть по ситуации: какая часть добытого газа может быть безболезненно для российской экономики отправлена на экспорт. Если мы будем развивать нормально нашу экономику, тo уже не будем трястись, купит наш газ кто-то или нет, — уверен экономист.

Если бы такая модель была реализована, то экспорт был бы просто дополнением к нашей общей структуре. Тогда дешевые энергоносители стали бы фактором развития российской экономики на десятки лет вперед. Низкие цены на нефть и газ способствовали бы тому, что вся продукция, производимая в России, была бы дешевле заграничных аналогов. И при наличии инвесторов мы бы и свои потребности покрыли, и много чего могли бы экспортировать. Вот до 60-х годов, когда СССР жил своей жизнью, именно так и было. Это уже потом начали делать ставку на экспорт ради валюты. И к 80-м годам советская экономика уже плотно сидела на нефтегазовой игле.

— Сейчас мы видим, к чему приводит тотальная зависимость от мировой экономики. Так же видим, что многие лидеры мирового рынка стараются обособиться, например, США и Китай. И мы тоже должны выстраивать собственные отдельные структуры. Так что возвращаться в старое переговорное русло: «дайте нам, пожалуйста, возможность поставить вам газ!» совершенно не нужно. Пускай сами приходят и просят, — считает Андрей Бунич.

Источник

Оставить комментарий