Либо русский газ вернется в Европу через три года, либо — никогда

Либо русский газ вернется в Европу через три года, либо — никогда

У России есть перспективы по возвращению себе места основного экспортера газа на европейский рынок, даже несмотря на геополитические противоречия, утверждают эксперты аудиторско-консалтинговой фирмы Kept (до 8 июня 2022 года входила в одну из крупнейших в мире международных консалтинговых компаний KPMG).

К таким выводам аналитики пришли после опроса, проведенного в ходе отраслевой конференции Оксфордского института энергетических исследований. 40% участников опроса посчитали, что возвращение России на энергетический рынок все же произойдет, несмотря на заверения западных политиков в обратном и даже подрыв «Северных потоков». Кстати, аналогичное мнение высказал в январе и министр энергетики Катара Саад Шерида аль-Кааби.

По их мнению, восстановлению объемов экспорта российского газа в страны ЕС поспособствует создание газового хаба в Турции, а также расширение энергетического сотрудничества со странами СНГ. Также в докладе Kept говорится, что риск полного отказа европейских государств от российского газа в краткосрочной перспективе оценивается как умеренный.

В то же время, на данном этапе восстановление российских поставок газа в Европу в прежних или близких к ним объемах выглядит не слишком реальным. Европейские лидеры как один утверждают, что как бы разрешилась ситуация на Украине, возврата к прежним отношениям с Россией, в том числе и в газовой сфере, не будет.

Напротив, руководство ЕС ставит амбициозные планы по полному отказу от российского газа. Германия после диверсии на «Северных потоках» полностью отказалась от трубопроводного газа из РФ еще в сентябре. Италия планирует сделать это зимой 2024−2025 — такие сроки назвал глава ведущей национальной нефтегазовой итальянской группы Eni Клаудио Дескалци. В целом же все страны ЕС, кроме, пожалуй, Венгрии, которая не имеет выхода к морю и более зависима от российских энергоресурсов, обещают отказаться от них во что бы то ни стало.

Тем не менее, как считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович, отказывается от своих слов европейским политикам не впервой, поэтому чисто теоретически при условии урегулирования на Украине Россия может начать наращивать поставки газа в Европу. Но окно возможностей, когда это еще реально, очень невелико, и составляет, в лучшем случае, два-три года. После этого европейский рынок будет потерян навсегда.

— Судя по всему, аналитики Kept ссылаются на опрос Оксфордского института энергетических исследований, который имел место еще в декабре прошлого года. Во всяком случае, известный аналитик Bloomberg Хавьер Блас еще до Нового года написал статью, в которой упоминал, что принимал участие в таком опросе.

Но даже если речь идет о новом исследовании, не думаю, что мнения опрошенных экспертов кардинально поменялись с тех пор. Уже тогда между сторонниками идеи о том, что российский газ может вернуться в Европу, и противниками, был раскол.

Кстати, Блас на вопрос о том, может ли Россия начать увеличивать в перспективе поставки газа в Европу, ответил положительно. Этот ответ и заголовок его статьи цитировали многие наши СМИ, но вот содержание они цитировать не стали. А оно сводилось к тому, что он проводил аналогии с Ираком и Саддамом Хуссейном, которому через несколько лет после поражения в войне 1991 разрешили продавать нефть по программе «Нефть в обмен на продовольствие».

Блас писал о том, что если Россия потерпит поражение на Украине, то тогда со временем ей могут разрешить продавать газ в Европу, как в своем время разрешали Саддаму Хуссейну продавать нефть. Уверен, это не тот вариант, который подходит российским властям.

«СП»: — Какие еще возможны варианты?

— Можно согласиться с оптимистами, что экономическое взаимодействие между Россией и Европой неизбежно, хотя бы в силу географии и взаимодополняемости этих регионов. России было выгодней всего поставлять газ в Европу и на этом зарабатывать деньги, а Европе выгодно покупать газ, потому что это близко и есть инфраструктура, что позволяет восполнять собственный дефицит.

Можно ли восстановить эту кооперацию? Только в том случае, если политический контекст изменится, на горизонте года-полутора лет произойдет разрешение острой фазы кризиса. Тогда с опорой на каких-то промышленников и лоббистов можно будет строить переговоры о возобновлении поставок. Как минимум, договориться о том, чтобы Польша вернула или компенсировала «Газпрому» его арестованные активы в компании Europol-Gaz. Тогда хотя бы можно будет вести переговоры о том, чтобы возобновить поставки по газопроводу «Ямал-Европа». Это уже 30 миллиардов кубометров газа в год.

Можно рассматривать совместные ремонтные работы на «Северных потоках», можно увеличивать поставки через Украину, конечно, при условии урегулирования на этой территории. Можно также возобновить поставки в Финляндию и Прибалтику в случае достижения договоренностей. Можно, как говорят эксперты, работать с турецким хабом. Кстати, сама по себе эта инициатива со стороны России говорит о том, что она все-таки рассматривает варианты того, чтобы возобновить поставки газа в Европу в больших объемах, иначе в этом проекте не было бы большого смысла.

Поэтому, думаю, теоретически возобновление поставок российского газа в ЕС возможно, несмотря на то что сейчас европейские политики поголовно говорят, что им он не нужен. В случае прекращения интенсивной фазы конфликта с опорой на промышленных лоббистов можно рассматривать варианты увеличения поставок газа в Европу.

«СП»: — Действительно ли европейские власти могут на это пойти? Все-таки они уже установили сроки полного отказа от российского газа…

— Думаю, у людей, которые сегодня принимают политические решения в Европе, не тот масштаб, что был у де Голля или Аденауэра. Это больше политические менеджеры, чем полноценные лидеры, и для них сказать одно, а потом изменить свою позицию не будет сенсацией. Но должен сложиться ряд обстоятельств, чтобы экономическая логика взяла вверх.

Нужен какой-то компромисс по Украине, нужен голос промышленников и представителей индустриальных отраслей, которые терпят сейчас бедствие, и, наконец, нужно, чтобы все это не очень затянулось.

Если мы затянем эти переговоры на два-три года, то к тому времени в Европе, во-первых, пройдет частичная деиндустриализация, она потеряет свою химическую отрасль и металлургию, и ей уже не будет нужно столько газа. Во-вторых, Европа вложится в новые СПГ-проекты в США, на Ближнем Востоке и в других регионах. И тогда на рынке будет достаточно СПГ, чтобы покрыть европейский спрос, который, к тому же, уже не будет таким большим. Новые СПГ-проекты в США выстрелят уже к 2027 году.

Если будут заключены контракты на его долгосрочные поставки, то тогда российский газ будет просто не нужен, будет достаточно и сжиженного. Думаю, наши власти эти вещи понимают, иначе не было бы попытки побороться за европейский рынок, иначе не было бы этой инициативы с турецким хабом.

Эксперт по энергетике Алексей Анпилогов настроен более пессимистично и полагает, что Россия, в самом лучшем случае, восстановит только четверть от своих былых поставок.

— Во-первых, я крайне скептически смотрю на то, что сейчас возможна быстрая, управляемая и окончательная разрядка, которая приведет ситуацию хотя бы к середине 2020, когда началась турбулентность на европейском газовом рынке.

Во-вторых, Европа так и не отказалась от так называемого «зеленого перехода», который предполагает не только отказ от российского газа, но и в принципе от любого газа, нефти и угля, то есть от потребления углеводородов. Поэтому говорить о том, что объемы, существовавшие до специальной военной операции, вернутся — это неуемный оптимизм.

Кроме того, нужно понимать, что нарушена логистика российского газа, причем нарушена физически. «Северные потоки» взорваны, оставшиеся газопроводы через Украину — это момент временного компромисса, когда обе стороны еще не трогают газотранспортную систему и не ведут против нее ни санкционных, ни боевых действий. Если же либо Украина, либо ЕС, либо Россия начнут вводить санкции против украинской ГТС, это закроет еще один маршрут вдобавок к «Северному потоку» и де-факто перекрытому «Ямал-Европе».

Остаются только турецкие газопроводы — «Турецкий поток» и «Голубой поток». Но их мощность недостаточна по сравнению с теми цифрами, которые Российская Федерация поставляла в Европу до кризиса. Они оба дадут максимум 60 млрд. кубометров в год. Если учитывать, что на пике «Газпром» продавал порядка 200 млрд. кубометров газа на европейском направлении в год, то можно сказать, что возврат может осуществляться, в лучшем случае, в размере одной четвертой от докризисных объемов.

Источник

Оставить комментарий