Рубль, юань и рупия сбросят доллар, но его роль не займут

Рубль, юань и рупия сбросят доллар, но его роль не займут

Появление в ближайшем будущем новой мировой валюты-гегемона маловероятно, даже несмотря на неизбежное ослабление доллара. К такому выводу пришли экономисты швейцарского банка Credit Suisse, которые в докладе «Будущее мировой монетарной системы» составили три возможных сценария ее развития: многополярную финансовую систему; создание единой глобальной валюты; появление валюты-гегемона из числа существующих.

Наиболее реалистичным вариантом швейцарские экономисты сочли первый, а вот остальные два — «крайне маловероятными». Они указывают, что для создания нового валютного гегемона, который потеснил бы доллар на мировой арене, нужен высокий уровень политического союзничества между странами, который в современной геополитической ситуации кажется практически недостижимым.

Даже самые вероятные на сегодняшний день кандидаты — евро и юань — не сумеют занять место американской валюты. Европейские монетарные власти и сами к этому не стремятся, а юань до сих пор не является свободно конвертируемым. Хотя и гегемония доллара медленно, но верно слабеет. По данным Международного валютного фонда, доля «американца» в глобальных валютных резервах снижается с 2015 года и в третьем квартале 2022 года составила 59,8%. На евро приходится 20% резервов, на юань — только около 2,8%.

Экономисты Credit Suisse считают, что эти процессы продолжатся, и мировая финансовая система будет эволюционировать в более многополярную, чему способствует увеличение доли расчетов в национальных валютах. Однако доминирование доллара, как резервной валюты, все равно останется, хоть и не будет таким абсолютным.

Ведущий аналитик «Открытие Инвестиции» по глобальным исследованиям Андрей Кочетков считает, что возникновение многополярной валютной системы в мире — это самый вероятный вариант, и доллару вряд ли удастся сохранить доминирование, так как его потеснят деньги развивающихся стран.

— Роль доллара снижается и будет снижаться и дальше, потому что роль американской экономики продолжит сокращаться. На первый план начинают выходить страны глобального юга — Китай и Индия. Технологическое неравенство в мире будет постепенно выравниваться и преимущество, которое США получили после Второй мировой войны, сойдет на нет. Уже сегодня Китай является одним из лидеров полупроводниковой отрасли, промышленности, производства сплавов и химикатов, уже не говоря о потребительских товаров. Это мировая фабрика производства.

Поскольку роль Китая в мировой торговле возрастает, роль юаня также будет постепенно усиливаться. Пока существуют определенные препятствия, так как юань не является полностью конвертируемой валютой, но постепенно финансовая система КНР к этому придет. Индия также может стать центром экономического притяжения, и рупия займет свое место среди резервных валют. Но Индия еще не прошла период бурного длительного роста, как Китай с начала 80-х годов. За 40 лет Китай смог очень большую часть населения вывести из-за черты бедности, сделав из них мощную социальную группу потребления, которая позволяет рассчитывать на внутренний спрос. Для индийцев этот путь пока не пройден, но они к этому стремятся. Перемещение производств на индийскую территорию позволяет им создавать рабочие места и определенный внутренний рынок. Но рупия пока очень неустойчива, так как в Индии двойной дефицит — торговый и бюджетный.

«СП»: — А что насчет рубля?

— Рубль также способен занять определенную роль, Россию не случайно называют сырьевой кладовой мира. Страна с территорией около одной шестой часть суши вряд ли может претендовать на что-либо иное. Как только наше правительство решит, что рубль — это валюта, которую стоит накапливать и считать в ней свое богатство, думаю, вопрос с мировой ролью рубля и конвертируемостью будет решен.

В остальном роли таких валют, как фунт и японская иена будут снижаться. Эти страны все больше становятся экономическими и политическими вассалами США. Единая европейская валюта, возможно, сохранится, а, возможно, и нет. Существует риск распада валютного союза, как уже не раз было в Европе, причем распадались они по желанию сильнейших стран, а не беднейших.

Та роль, которую доллар завоевал после Второй мировой войны, постепенно снизится. Никто не согласен с позицией США в качестве гегемона. Свои претензии на мировое влияние будут выказывать крупнейшие экономики глобального юга и экономические союзы. Всем хотелось бы, чтобы и Африка как-то развилась, но пока это неоколониальная система, которая на самостоятельное плавание не способна. Многополярная валютная система будет формироваться за счет валют развивающихся стран — юаня, рупии, рубля, возможно, бразильский риал станет более значимым.

«СП»: — А могут ли эти страны создать новую единую валюту, например, такие рассуждения идут в рамках БРИКС?

 — Пока БРИКС не готов к появлению наднациональной валюты. Скорее всего, это будет или валюта, ориентированная на золото, или некая цифровая корзина, с помощью которой будут вестись взаимные расчеты. Но вряд ли эта валюта будет использоваться внутри стран, так как они не готовы отдавать свою монетарную политику на откуп наднационального органа. Возникновение таких валют пока кажется мне маловероятным.

Кандидат экономических наук Михаил Беляев также полагает, что нового валютного гегемона на мировой арене не возникнет, а доллар также сохранит определенное влияние.

— Наименее вероятный — второй сценарий. Конечно, хорошо если все сядут за стол переговоров и договорятся о единой валюте, которую будут применять в расчетах. Но, понимая, какова сейчас геополитическая обстановка, это совершенная утопия теоретического плана, которую не стоит и рассматривать.

Что касается третьего вариант, новой валюты-гегемона, нужно понять, что никто главную валюту не назначает. Наиболее востребованной валютной для расчетов становится какая-то денежная единица в ходе торгово-экономических отношений. Доллар занял такое ведущее место, потому что после Второй мировой войны экономика США, безусловно, была доминирующей в мире — и по производству, и по торговле, и по финансовым ресурсам, и даже по сырьевым товарам. Все торговали с США, поэтому всем требовался доллар.

Но время шло, и мы видим, что сегодня США теряют свои экономические позиции в мире. Возникают другие доминирующие державы, прежде всего, Китай, мы тоже занимаем не последнее место, свое слово в экономическом контексте произносят нефтедобывающие страны, Турция и так далее. Доллар постепенно оттесняется и уходит с мировой арены, тем более, что США начали использовать его для реализации своих эгоистических целей. Его место занимают другие валюты.

«СП»: — Смогут ли они совсем заменить доллар и занять место гегемона?

— Пока США будут занимать серьезные позиции в мировом производстве и торговле, доллар останется важной валютой. Сказать, что он куда-то исчезнет или рухнет, не приходится. Но освободившееся место займут другие страны со своими валютами, которые сейчас выходят на мировую арену. Речь идет о юане, о валютах нефтепроизводящих стран, в том числе России и стран Ближнего Востока, а также о Турции и Иране. Все эти страны в своих отношениях перейдут на расчеты в национальных валютах. Какие-то валюты будут более востребованные, какие-то менее. Но в итоге сложится система, которую и упоминал Credit Suisse.

Доллар не исчезнет, но будет вытеснен с позиций безусловного доминирования, и освободит пространство, на котором будут участвовать отдельные валюты, так как валюта является производной от экономики.

Источник

Оставить комментарий