Валентин Катасонов: О загадочном «новом цикле роста экономики» в России

Валентин Катасонов: О загадочном «новом цикле роста экономики» в России

Президент Владимир Путин в послании Федеральному Собранию 21 февраля дал весьма оптимистичную картину годового итога и будущего российской экономики. Вот отдельные фразы из выступления, характеризующие этот оптимизм: «Многие базовые — гражданские — отрасли в прошлом году не только не сократили, а напротив нарастили темпы производства»; «Рынок труда стал более комфортным, чем был ранее»; «Экономика России преодолела возникшие риски»; «Мы фактически вышли на новый цикл роста экономики»; «Уже в этом году прогнозируется солидный рост внутреннего спроса» и т. д.

Честно говоря, подобные фразы не вызывают особого доверия. Мы многие годы слушали и слышали подобного рода обещания или предсказания от разных чиновников, но они почти никогда не исполнялись и не сбывались. Трудно даже подобрать подходящее название подобного рода обещаниям. Это не твердые обязательства, не директивные планы, не проектные показатели. Это прогнозы, пожелания или даже мечты. Причем никто ответственности за неисполнение прогнозов и пожеланий никогда не нес. Это «рыночная экономика», в которой, как нам внушают идеологи либерализма, от человека мало что зависит. Все определяет «невидимая рука рынка». А если так, то, как говорится, с оглашающих прогнозы взятки гладки.

Граждане к посланиям первых лиц относятся по-разному. Одни устали от обещаний и прогнозов и давно уже перестали слушать подобного рода выступления. Другие, наоборот, с нетерпением ждут их и внимают каждому слову выступающего; для них это сеанс очень эффективной психотерапии. Я же отношусь к очень немногочисленной группе граждан, которые занимаются бесстрастным анализом текстов и составлением комментариев. Что-то наподобие учителя, проверяющего контрольную работу ученика.

Предлагаю для разбора взять фразу «Мы фактически вышли на новый цикл роста экономики». Приведу ее в более широком контексте: «Что ещё важно? Экономический спад в прошлом году был зафиксирован только во втором квартале — уже в третьем и четвёртом кварталах отмечался рост, подъём. Мы фактически вышли на новый цикл роста экономики. По оценкам специалистов, его модель, структура обретают качественно иной характер».

В этой фразе сразу же бросается в глаза то, что, мягко выражаясь, следует назвать неточностью. Напомню, что по итогам прошлого года сокращение ВВП страны по сравнению с 2021 годом составило 2,1%. Президент огласил эту цифру, которую буквально накануне обращения получил от Госкомстата. Хорошо, пусть будет минус 2,1%. Из приведенной выше фразы следует, что в прошлом году лишь во втором квартале было падение экономики, а в остальных трех кварталах имел место рост.

Это каким же должен быть обвал во втором квартале, чтобы перекрыть рост в остальных трех кварталах прошлого года? А все дело в том, что и в остальных кварталах было падение. Квартальные показатели изменения ВВП принято давать на годовой основе. Например, величина ВВП в третьем квартале 2022 года сравнивается с величиной ВВП в третьем квартале 2021 года.

Согласно данным Росстата, падение в третьем квартале 2022 г. год к году составило 3,7%. По четвертому кварталу пока данных Росстата нет. Но очевидно, что на годовой основе по периоду октябрь-декабрь 2022 года также будет минус. По 4 кварталу ЦБ прогнозировал снижение ВВП на годовой основе на 4,6%.

А о каком же росте сказал Президент? Речь идет о сравнении с предыдущим кварталом. Т.е. падение в 3 квартале было меньше, чем падение во 2 квартале. А падение в 4 квартале меньше, чем во втором. И это стало основанием для утверждения, что «мы фактически вышли на новый цикл роста экономики»? Квартальные показатели ВВП свидетельствуют о замедлении падения экономики. И этот тренд отныне следует называть «ростом экономики»!

Это даже круче, чем ранее введенные Минэкономразвитием термины «отрицательные темпы экономического роста», «позитивные тренды экономического падения», «развитие с негативной динамикой», «структурная трансформация» (ликвидация промышленности), «корректировка цен» (инфляция), «высвобождение рабочей силы» (увольнения и рост безработицы) и т. п. Прямо в духе новояза Джорджа Оруэлла (роман «1984»).

Профессиональные экономисты замечают подобные лингвистические новации, но с трудом адаптируются к экономическому новоязу. Обыватель этих новаций не замечает, они являются важной частью нейролингвистического программирования сознания общества.

Завершающая часть фразы: «По оценкам специалистов, его [нового цикла экономического роста] модель, структура обретают качественно иной характер» вообще лишена какого-либо смысла. Ни о какой официально обсуждаемой, тем более принятой к практической реализации «модели нового цикла роста экономики» ни я, ни мои коллеги-экономисты не слышали.

Мы имеем дело с очередной словесной импровизацией. Подобная терминология — не из лексикона Владимира Путина. Видимо, постарались «креативные» советники и консультанты, составлявшие текст обращения.

Но вернусь от лингвистики к экономике. Нам постоянно предлагают всматриваться в будущее. Власти рисуют нам красивые миражи 2025, 2030, 2050 гг. Оборачиваться назад не рекомендуется, иначе эффект гипноза моментально исчезнет. А мы нарушим этот запрет и посмотрим, какой была динамика экономики России на протяжении более чем трех десятков лет новой российской государственности. Приводимые ниже цифры и оценки взяты из материалов Росстата, докладов МВФ и Всемирного банка, расчетах российских и зарубежных экспертов.

Картина вырисовывается унылая и даже мрачная. Если ВВП России 1990 года (в пределах тогдашней союзной республики РСФСР) принять за 100, то на этот уровень мы вышли лишь к середине нулевых годов. В нулевые годы начали немного оживать, в 2008 году индекс ВВП достиг величины 111,9. Правда, потом во время кризиса 2008−2009 гг. опять умудрились вернуться к уровню РСФСР. Такую «динамику» можно назвать «топтанием на месте», или «почти двадцать потерянных лет».

Период с 2009 по 2022 гг. можно назвать «ползучим» экономическим развитием. На этом отрезке времени умудрились три года проваливаться в «экономическую яму»: 2015 г. (падение ВВП на 2,0%); 2020 г. (на 2,7%); 2022 г. (на 2,1%). В прошлом году индекс ВВП России составил 125,3. То есть за период с 1990 по 2022 год включительно (суммарно 33 года) ВВП России увеличился всего на четверть!

Особенно наглядно трагичность экономической ситуации в России видна на фоне всей мировой экономики. В период 1991—1998 гг. в России среднегодовое снижение ВВП составило 6,65%; в это же время среднегодовые темпы прироста мирового ВВП, по данным МВФ, равнялись 3,06%.

В период 1999—2009 гг. среднегодовые темпы прироста ВВП у РФ были равны 5,56%, а по всему миру — 3,51%. Т.е. Россия попыталась взять реванш за провал периода 1991−98 гг. Эксперты называют в качестве основных причин такого ускорения следующие: ряд правильных решений правительства ПримаковаМаслюкова, которые позволили скорректировать экономическую траекторию России; низкая база для расчета ВВП на начало данного периода.

В период 2010—2021 Россия опять стала заметно отставать от среднемировой экономической динамики. Среднегодовой прирост ВВП РФ составил 1,86%, а ВВП мира — 3,14%. Западные экономисты отмечают, что после мирового финансового кризиса 2008−2009 гг. мировая экономика так и не вошла в фазу оживления. Рассматриваемый период больше напоминает «стагнацию», или «депрессию». Если уж мировая экономика пребывала в состоянии стагнации, что тогда говорит про российскую экономику?

Если взять весь период 1991—2021 гг., то средние темпы прироста ВВП РФ равнялись 1,0%; а по миру этот показатель был в три с лишним раза выше — 3,25%. Подобную динамику России я бы назвал «циклом провала экономики» длиной более трех десятков лет.

Хроническое отставание России от средней динамики развития мировой экономики приводит к тому, что доля РФ в мировом ВВП неуклонно снижается. Корректная оценка этой доли предполагает расчет ВВП на основе паритета покупательной способности российского рубля к доллару США (такой показатель называется реальным ВВП в отличие от номинального ВВП, рассчитываемого на основе рыночного курса рубля к доллару).

Так вот, доля реального ВВП РФ в мировом ВВП в 1992 году, по оценкам МВФ, приближалась к 5%. В 2021 году этот показатель снизился до 3,07%. Пока по итогам 2022 года ни МВФ, ни Всемирный банк еще не сделали расчет долей отдельных стран в мировом ВВП. Но очевидно, что с учетом «отрицательного роста» ВВП России (на фоне прироста мирового ВВП, оцененного в 3,1%) доля России в мировом ВВП опустится ниже 3-процентной планки.

Возвращусь к докладу Президента РФ перед Федеральным Собранием. Его слова о «новом цикле роста экономики» разнеслись по всем российским СМИ. Причем серьезных комментариев не было. Видимо, СМИ просто хотели поднять настроение российской аудитории накануне Дня защитника отечества и первой годовщины с начала СВО.

Но думаю, что серьезный разговор об экономике нужен. Но не в духе мечтаний и обещаний. А в духе серьезного и нелицеприятного «разбора полетов» и выяснения причин затянувшегося «цикла провала экономики». Мы очень ждали, что этот «разбор полетов» будет сделан Президентом в его послании 21 февраля. Но вместо этого услышали о «новом цикле роста экономики».

Источник

Оставить комментарий