Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

Балерина Кристина Кретова рассказала об отношении к Анастасии Волочковой

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

27 марта театр «Русская песня» представит в Москве программу «Классика русского балета», где будут представлены лучшие солисты страны, а главную роль исполнит премьер Большого Игорь Цвирко. В интервью «Газете.Ru» артист и его супруга — тоже звезда Большого театра Кристина Кретова — рассказали о готовящемся шоу, сложностях профессии, личной жизни, а также отношении к фигурному катанию и Анастасии Волочковой.

— Каким вам запомнился 2022 год с профессиональной точки зрения?

Кристина Кретова: Для меня прошлый год был очень насыщенным в плане работы. Было много дебютов: «Сильфида», «Мастер и Маргарита», «Легенда о любви», «Шопениана», «Пахита». А также возвращение спектакля «Анюта», который не шел почти 10 лет.

Игорь Цвирко: Как минимум — профессионально он начался супер для меня. В январе я стал премьером балета Большого театра. Это был долгий творческий путь к наивысшей ступени карьерной лестницы. Также было достаточное количество премьер в сезоне. Что хотелось бы отметить, так это исполнение еще одной мечты: роль Джеймса в спектакле «Сильфида» и роль Модеста из спектакля «Анюта». Ну и конечно, любимые спектакли — совместные с моей любимой [женой, Кристиной Кретовой]. Год позитивный. Дальше идем через преодоление обстоятельств.

— Насколько сильно в прошлом году изменился ваш привычный уклад — в частности, график гастролей и состав труппы?

Кретова: Наш привычный уклад — «работать 24/7» — не изменился никак. Мы ездили по городам России и были очень рады, что нас смогли увидеть такие города, как Самара, Воронеж, Екатеринбург… В труппе уехали иностранцы, хотя они этого очень не хотели.

Цвирко: Гастролей, очевидно, стало гораздо меньше. Точнее, их совсем нет, это касаемо официальных. Свои личные выезды остались, мы побывали в Казахстане, я танцую как приглашенный солист в Михайловском театре в Санкт-Петербурге и в Новосибирском театре оперы и балета. Состав труппы живет своей обычной жизнью, проходит смена поколений, кто-то приходит, кто-то уходит, ничего сверхъестественного.

— Где еще в рамках гастролей в прошлом сезоне успели побывать? Какой город впечатлил особенно — и почему?

Кретова: Я начала свой сезон с гастролей в Якутске. Танцевала там одну из любимых партий — Кармен. Пожалуй, этот город мне запомнился особенно. И своей красотой, и гостеприимством, и кухней. Хотелось бы еще туда вернуться! Но только не зимой (улыбается).

Цвирко: Сейчас основной аспект, конечно, это поездки по России — и показ спектаклей на сценах разных городов. Мне кажется, это здорово, что, несмотря ни на что, Большой театр могут увидеть любители балета в разных уголках России.

— Случались ли в тот период какие-либо нестандартные ситуации? Приходилось ли вам действовать не по плану и подстраиваться под сложившиеся обстоятельства?

Кретова: У меня была только одна нестандартная ситуация, когда мне пришлось выучить роль Мехмене Бану за три дня и станцевать ее дважды с разными составами. Эта партия считается одной из самых трудных, ее готовят по месяцу. Но у меня не было выбора. Я согласилась и теперь жду с нетерпением новой встречи с ней. В остальном — все шло по плану.

Цвирко: Жизнь артиста — это всегда жизнь не по плану. Расписание мы узнаем на несколько дней вперед. Поэтому составить полноценный график вдолгую невозможно. Совсем недавно мой коллега получил травму, и мне позвонили в воскресенье вечером, а во вторник я уже танцевал спектакль, фактически без репетиции. Поэтому состояние стресса для артиста — это нормальная среда.

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

— Как стартовал текущий сезон в Большом театре? В скольких постановках вы задействованы?

Кретова: Мы задействованы почти во всех постановках театра. В скором времени у меня будет новая премьера в спектакле «Времена года».

Цвирко: По традиции Большой театр открыл сезон «Лебединым озером», а дальше пошел весь текущий репертуар. Я занят в каждой постановке, которая идет на сцене Большого. Благо, что у нас несколько составов на все спектакли, поэтому если ты танцуешь в этом блоке спектаклей, то наверняка пропустишь этот спектакль через 2-3 месяца, потому что должны выйти другие солисты. У нас полная взаимозаменяемость. Последние премьеры — это одноактные спектакли, где я занят у Артемия Белякова во «Временах года», состоялось возобновление спектакля «Анюта», где я впервые играл Модеста Алексеевича — роль, которую мечтал исполнить со времен обучения в училище.

— Игорь, вы не только танцуете в главных театрах страны, но и работаете над собственными проектами. Ближайший их них — «Классика Русского балета», которая пройдет 27 марта в Москве. Чего ждать зрителям?

Цвирко: «Классика Русского балета» — это незабываемый вечер во всемирный день театра, посвященный великому искусству, балету. Он планировался очень давно. В 2022 году весь мир праздновал 150 лет со дня рождения Сергея Дягилева, и для меня большая честь представить публике заново созданный спектакль «Шут». Во втором отделении зрителей ожидают фрагменты из знаменитых «Русских сезонов» Дягилева. Представленные фрагменты, адажио, дуэты, па-де-де — это абсолютные шедевры классического русского балета. В вечере примут участие лучшие солисты Большого театра, Станиславского и Немировича-Данченко, Кремлевского балета, учащиеся младших классов Московской академии хореографии. И, конечно, там будем мы с Кристиной.

— Весной или летом вы планируете провести «Вечер современной хореографии» на Новой сцене Большого театра. Известно ли уже, кто еще будет участвовать в проекте — и с какими номерами? Каким будет формат вечера?

Цвирко: На данную секунду мы не утверждаем, что это будет Новая сцена Большого театра, но, безусловно, смотрим в эту сторону. В Москве, конечно, есть огромное количество площадок, но ничто не может сравниться со сценой Большого. Формат вечера — это раскрытие новых талантливых хореографов, которые уже известны в своих кругах, но о них мало знают в театральной среде. Мы работаем и обсуждаем один проект с Александром Могилевым — потрясающим балетмейстером, который обладает фантастической идей, задумками, также ведем обсуждение с Максимом Петровым, обладающим уникальным даром раскладывать произведение на атомы, что интересно и тоже имеет свое право на жизнь. Работы должны получится интересными, настоящими, живыми.

— Специально для Кристины хореограф Дмитрий Масленников создал спектакль «Монаксия». Не могли бы вы подробнее рассказать об этой постановке?

Кретова: Да, Дмитрий Масленников поставил для меня потрясающий спектакль. Всю концепция, включая либретто, сценографию, хореографию, свет, костюмы, он создавал сам. Уникальный человек! Первый раз мы показали его 23 марта 2021 года на сцене Александринского театра в рамках проекта «Dance dance dance». Спектакль прошел с большим успехом — и в скором времени его увидит московская публика! И не только (улыбается).

Цвирко: Мне кажется, Дмитрий раскрыл огромный потенциал Кристины не только как солистки балета, но и ее драматический талант, потому что это история о женщине, о любви, о ее переживаниях и о ее одиночестве. Когда хореограф создает спектакль на артиста, это, по сути, рождение ребенка. Потому что спектакль сначала проходит стадию идеи, потом — возможности ее воплощения, дальше — от разговоров переходишь к делу: заказ декорации, подбор музыкального материала. А еще дальше рождение: это хореографическая постановка, которая происходит в синтезе между хореографом и артистом. И это все занимает порой девять месяцев.

— Каких еще постановок с вашим участием зрителям ждать в текущем сезоне?

Кретова: Мы очень ждем возвращения на сцену БТ спектакля «Марко Спада» в хореографии Пьера Лакотта. Нам этот спектакль очень нравился, мы с Игорем танцевали в нем по две роли, что для нас уже привычно.

Цвирко: С этим есть сложности, потому что многое, о чем мечтал, исполнилось. Но я с таким же воодушевлением жду возобновление спектакля «Марко Спада». Это работа, после которой пошел мой путь наверх в театральной жизни.

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

— Как вам работается в семейном дуэте? Вы одинаково общаетесь друг с другом на работе и в свободное время?

Кретова: Мы уже много лет, если быть точнее — 12, работаем вместе, а наши отношения, которым в этом году будет три года, только помогают в творчестве. Всегда слушаем пожелания друг друга, умеем правильно настроить на выход на сцену.

Цвирко: До нашей семейной жизни мы действительно часто танцевали вместе и сразу нашли общий язык. Это всегда приятно, но и ответственно. Я отвечаю головой за то, чтобы ей было удобно и комфортно. Мне кажется, у нас с Кристиной прекрасный тандем.

— Вашим отношениям предшествовали долгие годы дружбы. В какой момент вы поняли, что хотите быть вместе?

Кретова: Мы поняли это будучи на пандемии, когда каждого из нас ничто и никто не держал. Мы встретились на отдыхе и поняли, что больше не хотим расставаться.

Цвирко: Вернее — в конце пандемии, когда уже оставалась неделя до начала работы. Каждый был свободным, и в какой-то момент произошел магический поцелуй, который нас соединил в одно целое.

— Бывает ли у вас профессиональное выгорание — или наплывы лени перед репетициями и выступлениями? Как вам удается справляться с деструктивным мышлением?

Кретова: Бывает — и часто! Но, как говорится, сцена лечит. Я просто всегда представляю, какой кайф испытываю после спектакля. Это как эйфория! И желание трудиться само собой приходит. Наш век такой короткий, не хочется отдавать драгоценные годы лени.

Цвирко: Я живой человек, и, конечно, все это случается и с артистами. Это нормально, не нужно этого бояться. Да, такое случается. Мы много танцуем, переключаемся между ролями, героями, их историями — и бывает, что сложно найти мотивацию и желание. Но в такой момент понимаешь, что надо, и выходишь на сцену. Она действительно влияет магически.

— До какого возраста вы планируете заниматься балетом? Есть ли у вас четкое понимание того, в какой сфере развиваться после окончания карьеры?

Кретова: Мы планируем создавать свои спектакли, а также открыть школу балета для непрофессионалов. И самая большая мечта — это центр реабилитации для артистов балета.

Цвирко: Я не думаю о том, в какой момент точно закончу карьеру. Единственное, чего я хочу, это уйти в тот момент, чтобы не дать возможности зрителю сказать: «Игорь уже не тот». Четко знаю, что если не смогу исполнять роли на той планке, на которую уже поднялся, то уступлю. Балет — искусство молодых. Поэтому, четкое понимание… А кто может сейчас сказать о чем-то четком, прогнозируемом? Мне кажется, счастье в том, чтобы жить сегодняшним днем. Но сейчас я уже постепенно начинаю продюсировать свои проекты, мне нравится раскрывать таланты, создавать программы, искать воплощения своим задумкам.

— Как вы поддерживаете форму? Ограничиваете ли себя в количестве еды или определенных продуктов — или в этом нет необходимости из-за большой нагрузки?

Кретова: Когда нагрузка сверхбольшая, мы себя ни в чем не ограничиваем. Иногда даже нет времени поесть в течение дня. Но если нагрузки не так много, то очень следим за питанием и ходим дополнительно в спортзал, бассейн, баню.

Цвирко: Я всегда ограничиваю себя в отпуск, чтобы не набрать лишнего, и в целом слежу за своим рационом. Особенно сейчас, когда на рубеже возраст.

— В сети некоторые балерины публикуют фотографии стоп, которые очень страдают от нагрузки. Как вам удается минимизировать проблемы с ногами? У всех ли танцовщиков развивается вальгусная деформация стоп? Приходится ли вам танцевать через боль?

Кретова: У каждой профессии есть свои минусы и плюсы. Конечно, ноги и стопы очень страдают, но есть много вариантов, как облегчить. Я, например, всегда использую силиконовые вкладки между пальцами, регулярно делаю массаж и, конечно, педикюр.

Цвирко: Боль — это часть нашей профессии. Думаю, если спросить любого артиста, от кордебалета до примы-балерины, то каждый скажет, что порой выходит на сцену через боль. Наша профессия — это преодоление, преодолеть боль — важный шаг на пути к успеху.

— В этом году бывшая прима-балерина Большого театра Ольга Смирнова перешла в Национальный балет Нидерландов. Поддерживаете ли вы общение с коллегой? Как у нее дела за границей?

Цвирко: Судя по публикациям в СМИ, ее все устраивает — что говорит и что делает. Это ее выбор. Каждый занят своим делом. Мы сконцентрированы на том, что есть у нас здесь и сейчас.

— Самой медийной балериной страны является Анастасия Волочкова. Как вы относитесь к артистке, следите ли за ней в соцсетях?

Кретова: Раньше я выступала с Настей на одной сцене. Она была прекрасной балериной. Сейчас ее творчество нельзя назвать театральным, скорее — это медийная личность, артистка. Но отношусь к ней хорошо. Опять же: каждый делает свой выбор, и кто мы, чтобы его судить?

Цвирко: Она была очень интересной и красивой балериной. В соцсетях не слежу. Единственное, что могу сказать, — порой люди специально ее провоцируют на какие-то действия, это их абсолютно не красит. А сама Анастасия в полном праве распоряжаться своей жизнью, как считает нужным.

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

Интервью со звездами балета Кристиной Кретовой и Игорем Цвирко — о профессии, любви и Волочковой

— Вы подписаны в соцсетях на некоторых известных фигуристок. Кто из спортсменок вам импонирует? Видите ли вы сходства фигурного катания и балета?

Цвирко: Я не подписан, но должен отметить одно: во время Олимпиады блистали Валиева, Щербакова, Трусова. Сейчас уже другие времена и другие имена. У них сменяемость кадров безумная. Схожесть с балетом есть безусловно, потому что многие наши педагоги занимаются именно с фигуристками и парами. С моей точки зрения, самая «балетная» фигуристка была Валиева, Щербакова имеет стальные нервы, а Трусова — это мисс виртуозность.

— Хотели бы вы принять участие в «Ледниковом периоде» или другом телешоу?

Кретова: Я принимала участие в шоу Ильи Авербуха «Болеро», где мы с Алексеем Ягудиным заняли первое место. Но коньки — точно не для меня!

Цвирко: Я с удовольствием хотел бы попробовать себя в этой программе. Мне всегда импонировала пара Навка–Костомаров. Желаю выздоровления Роману.

— На ваш взгляд, можно ли считать балет не только искусством, но и спортом? Есть ли возможность устраивать соревнования по каким-либо элементам — например, фуэте?

Кретова: Вот как раз очень не хотелось бы превращать наше искусство в спорт! Хотя тенденция такая есть, но это как и у всего мира. Ведь он уже никогда не будет прежним…

Цвирко: Со спортом схожесть есть безусловно, особенно в последнее время, когда танцовщики и танцовщицы стремятся к техническому совершенству. Все крутят много пируэтов, делают фантастические прыжки, но выходя на сцену, не всегда возможно показать это, потому что сцена съедает 50 процентов. Балет — вещь субъективная. Если одному нравится выступление одного, не значит, что выступление другого тоже понравится. В этом вся сложность. Также есть элемент вкусовщины. Раньше мы понимали при просмотре спортивных трансляций, что побеждает сильнейший, но в последнее время и в спорте мы видим субъективность, особенно на национальной почве. Не всем нравится, что русские — сильные. Самый яркий пример для меня, это последний инцидент в художественной гимнастике, когда спортсменка потеряла снаряд, но выиграла. В любом случае, мы со спортсменами гораздо больше похожи, чем имеем различия.

Источник

Оставить комментарий