Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

Исполнитель роли Фандорина Тирон рассказал, что ему запретили читать первоисточник перед съемками

Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

На Кинопоиске почти подошел к концу сериал «Фандорин. Азазель», снятый по мотивам романа Бориса Акунина. «Газета.Ru» пообщалась с исполнителями главных ролей Владиславом Тироном и Милой Ершовой — об их героях, трудностях съемок и желаемой реакции Бориса Акунина.

— В ходе подготовки к съемкам был ли у вас соблазн подсмотреть что-то у сериала 2002 года? Или вы намеренно создавали героев без оглядки на ту экранизацию?

Владислав Тирон: Было такое искушение, которому я поддался (улыбается). Но я посмотрел только половину первой серии, а потом переключился на фильм о фильме. Подглядывать и брать что-то из сериала 2002 года было бы лишним, потому что наш сериал снимался спустя 20 лет — это уже другое время, другие мы, и даже саму книгу Бориса Акунина мы тоже воспринимаем по-другому. Хотелось просто сконцентрироваться на сценарии и оградить свои представления о том, что ты видел раньше, отойти от любых сравнений.

Единственное — я в какой-то момент начал перечитывать «Азазель», и Нурбек (Нурбек Эген, режиссер сериала — «Газета.Ru») сказал, что мне стоит дистанцироваться даже от литературного источника.

Мила Ершова: Мой мастер Константин Аркадьевич Райкин учил нас не сравнивать работу других актеров со своей до премьеры. Например, когда мы в институте репетировали дипломные спектакли, он просил нас не ходить по другим театрам и не смотреть, как эти же пьесы играют другие артисты. Иначе есть риск копирования, да и все эти сравнения могут увести тебя просто не в ту сторону. Все-таки у всех разное прочтение, разбор, процесс. И здесь так же: мы с Владом оба давно читали «Азазель», и Нурбек сказал нам, что лучше не стоит накануне съемок перечитывать книгу — есть сценарий, и мы работаем только с ним.

— Владислав, ваш герой отличается от всех остальных Фандориных, которых мы видели на экране, и даже заметно разнится с литературным прообразом. Какие авторские находки сценаристов в образе Фандорина вам понравились больше всего?

Тирон: Мне кажется, авторы сериала больше пролили свет на прошлое Фандорина, на его взаимоотношения с отцом. Я думаю, это то, что оказало на нашего Фандорина наибольшее влияние.

— Да, в книгах Бориса Акунина об отце Эраста почти ничего не рассказано — знаем только, что он был азартным игроком. А в сериале с ним есть очень интересные флешбэки. Как эта драма из детства отразилась на образе уже взрослого Фандорина?

Тирон: Мне кажется, в этом скрывается его боязнь близких отношений с другими людьми. Он боится, что любовь к другому человеку, с которым у него возникнет эмоциональная близость, повлечет за собой такие же трагические последствия, как это случилось с его отцом. В нем есть этот постоянный подсознательный страх. В нашей истории у Фандорина сперва есть только Грушин, который в каком-то смысле взял его под свое крыло. Только потом в его жизни появилась Лиза, с которой ему хочется быть, но его сковывает страх.

Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

— Мила, как авторы объясняли вам наличие в сериале жениха вашей героини, который у нее был до встречи с Фандориным? Что эта сюжетная линия добавила в портрет вашего персонажа?

Ершова: В книге Лиза была все время с бабушкой. Но из-за того, что время в нашем сериале другое, было бы странно, чтобы она ходила всюду с бабушкой, это не рифмуется с современностью (улыбается). Поэтому бабушку заменили на жениха. Это добавило больше препятствий Фандорину: все-таки есть большая разница между тем, чтобы наладить отношения с бабушкой девушки или же пытаться добиться от нее симпатии, когда у нее уже есть жених. Интересно еще то, что с женихом Лиза встречается с 9 класса — и в этом тоже есть какой-то элемент того, что ее жизнь идет по накатанной, словно все уже для нее распланировано. Для нее это лишний повод для рефлексии и того, чтобы начать активно действовать.

— Да, кажется, что Лиза — богатая, но скучающая девушка, — сперва очаровывается Фандориным, потому что в нем есть обещание приключений. Как вы сами трактуете интерес Лизы к Эрасту и что в ней так сильно привлекает его в ответ?

Ершова: Да, я думаю, что он пробуждает в ней интерес к жизни. Она при первой же встрече ощущает в нем внутренний огонь. Это действительно для нее какое-то приключение, вносящее разнообразие в уже заранее расписанную жизнь.

Тирон: Лиза совершенно не похожа на Фандорина, и, думаю, это тот самый случай, когда противоположности притягиваются (улыбается).

— Одна из самых сильных сцен сериала — когда Фандорин стреляется с персонажем Артема Быстрова Зуровым. Как эмоционально и физически готовились к этой съемке?

Тирон: Я думаю, что для Фандорина это одна из главных сцен во всем сериале, которая очень на него повлияла. Он впервые сталкивается со смертью один на один. Мы очень долго думали, почему это вообще произошло, потому что кажется, будто бы в сценарии нет предпосылок к тому, чтобы между Фандориным и Зуровым случилась такая сцена. Я нахожу этому такое объяснение: Фандорина настолько в тот момент не устраивает его жизнь, что он решается на такой вот нелогичный, импульсивный поступок. Ну и еще это та сцена, в которой я доволен собой, тем, как сыграл, — одна из немногих (смеется).

Ершова: Для меня эта сцена тоже самая любимая. Мне кажется, у Фандорина в ней наконец-то проявляется его внутренний стержень.

— Мила, а какие сцены из сериала вы бы назвали самыми сложными для себя?

Ершова: Для меня это сцена, когда Глеб, жених Лизы, делает ей предложение в ресторане. Я ее ненавидела (смеется). Она мне очень нравилась на бумаге, но на съемках вообще не давалась (улыбается). Мне казалось, что ей не хватает какого-то более глубокого решения, что нужно найти в ней зерно.

— В сериале есть пасхалки для поклонников серии. Например, в кадре видны книги с названиями глав из романа. Какие еще отсылки к оригинальному источнику есть в сериале, к которым стоит присмотреться?

Ершова: Честно говоря, не знаю. Мне кажется, только сценаристы могут ответить на этот вопрос.

Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

Звезды сериала «Фандорин. Азазель» Тирон и Ершова — о проекте, героях и реакции Акунина

— Какой из романов Бориса Акунина про Фандорина вам нравится больше всего — и экранизацию какого вы бы хотели увидеть на экране?

Тирон: «Левиафан». Я очень люблю такие герметичные детективы.

Ершова: Да, для меня это тоже «Левиафан» и еще «Алмазная колесница».

— Какой из уже существующих на экране Фандориных вам нравится больше всего? И какой этап жизни Фандорина для вас наиболее интересный?

Тирон: Мне больше всего интересен Фандорин в версии Меньшикова. И то, как он его сыграл, и то, каким к тому моменту своей жизни уже стал Фандорин. У меня случилось полное совпадение с тем, каким я этого героя представлял, когда читал «Статского советника», и каким он оказался на экране. Он получился скрытным, роботизированным, но с сохранившимся где-то глубоко внутренним огнем, который остался в нем от того Фандорина, с которым мы познакомились в «Азазеле».

Ершова: Мне тоже Олег Меньшиков очень нравится в этой роли. У меня был «Статский советник» на DVD, и я его засмотрела до дыр.

— Сам Борис Акунин у себя в соцсетях признался, что сценарий сериала одобрил еще несколько лет назад, но проект пока не видел — ждет, когда выйдут все серии. Как бы вам хотелось, чтобы он оценил сериал и то, какими получились его герои в вашем исполнении?

Тирон: Мне было бы достаточно узнать, что он нам поверил. Поверил в то, что увидел на экране, и в то, как мы сыграли его героев. Пусть окружающий их мир изменился, но характеры, основы героев сохранились — и они остались правдоподобными. Для меня это было бы самым приятным.

Ершова: Полностью согласна с Владом.

Источник

Оставить комментарий